Skip to Content

ОЗЕРО ТИТИКАКА

(Перу—Боливия)

ОЗЕРО ТИТИКАКАОЗЕРО ТИТИКАКАВ южноамериканских Андах, одной из самых длинных и красивых горных систем, есть два-три места, особенно привлекающих туристов своей необычностью и живописностью. Это знаменитая Дорога Вулканов в Эквадоре — горная долина, с двух сторон окруженная шеренгами огнедышащих гор. Из тридцати вулканов этой потрясающей «аллеи» шесть активно действуют и сейчас.
  Совсем непохоже на эквадорскую долину южное окончание исполинской горной цепи — Анды Огненной Земли. Здесь пейзаж напоминает скорее Новую Зеландию или Швейцарию. Густые леса из бука и сосен-араукарий поднимаются по склонам гор над узкими извилистыми заливами-фьордами и отражаются в синих зеркалах ледниковых озер.
  Но самым интересным районом Анд является, конечно, высокогорное Боливийское плато, центральную часть которого занимает озеро Титикака. Это самое большое высокогорное озеро мира лежит на высоте в три тысячи восемьсот метров и занимает площадь более восьми тысяч квадратных километров. В южном полушарии обширнее его только Великие африканские озера: Виктория, Танганьика и Ньяса. Глубина заоблачного водоема достигает почти четырехсот метров.
  На востоке всего какой-нибудь десяток километров отделяет Титикаку от крутых снежных склонов могучей Кордильеры-Реаль, вздымающейся над озером на три километра. А с противоположной стороны высокогорное плато постепенно поднимается к расположенным более чем в сотне километров на восток хребтам Западной Кордильеры, тоже поднимающимся над межгорной котловиной на две—две с половиной тысячи метров.
  Около десятка горных потоков сбегает с них к Титикаке. А вытекает из него по глубокому ущелью быстрая и бурная река Десагуадеро, впадающая через триста километров в бессточное соленое озеро Поопо. В нижнем течении она размывает выступающие по берегам соляные пласты, и поэтому в Поопо вливается единственной в мире соленой рекой.
  Для обитателей Альтиплано (так называют эту пустынную и холодную высокогорную равнину) Титикака является одновременно и источником воды, и поставщиком пищи, и гигантской грелкой, смягчающей климат этого бесприютного края ведь температура воды в озере никогда не падает ниже одиннадцати градусов. Не случайно человек поселился на берегах озера еще в глубокой древности — десять тысяч лет назад.
  Сейчас оно поделено между Перу и Боливией, причем последней досталось засушливое западное побережье, а перуанцам — более влажное восточное. С северо-запада на юго-восток Титикака протянулась на сто восемьдесят километров, а в ширину оно достигает шестидесяти километров. В южной части озеро разделено полуостровами Копакабана и Уата на два плеса: Большой и Малый. Их соединяет короткий пролив в несколько сот метров шириной. Большой плес окружен каменистыми берегами. Они круто обрываются к воде, причем западное побережье целиком сложено лавами, некогда изливавшимися из вулканов Западной Кордильеры. Эта часть водоема более глубокая. Именно здесь, у острова Сото, зафиксирована максимальная глубина озера триста восемьдесят метров. На просторном плесе есть где разгуляться ветрам, и, как правило, после полудня на нем поднимается сильное волнение.
  Малый плес, напротив, мелкий, не глубже пяти метров, и поэтому лучше прогревается. Его пологие берега окаймлены зарослями тростника-тоторы. Воды этого плеса кишат рыбой и водорослями, а прибрежные тростники утками. Кроме Сото, на Титикаке еще более тридцати островов, расположенных большей частью на Большом плесе. Два из них считаются у местных жителей священными и носят выразительные имена: Исла-дель Соль (остров Солнца) и Исла-дела-Луна (остров Луны). Согласно легенде инков, населявших эти острова, они принадлежали богу Солнца Титикаке и богу Луны Коати. На островах археологи раскопали остатки древних храмов. По преданию, здесь родились сын Солнца, инка Манко Капак, и его сестра Мама Окльо, дочь Луны первые владыки империи инков. Бог Солнца дал им золотой посох и послал их в страну пастухов на север. В каждой долине по пути следования инка вонзал золотой посох в землю, но всюду он натыкался на скалы. Долго шли инка с сестрой на север, пока не дошли до долины Куско. Здесь, едва лишь посох коснулся почвы, как сразу ушел глубоко в пашню. Инка Манко Капак созвал в долину пастухов со всего севера. Мама Окльо привела других с юга. Потом они вместе основали стольный город новой монархии и в центре его возвели храм Богу Солнца.
  Новая столица Куско стала центром могущественной империи. Во главе ее до самого прихода испанцев стояли наследники Манко Капака. И только испанские конкистадоры Франсиско Писарро, разгромив армию инков, разрушили великую цивилизацию Южной Америки. Сейчас потомки инков индейцы аймара обитают в бедных селениях по берегам озера Титикака, занимаясь все тем же пастушьим ремеслом, которым занимались их предки во времена инки Манко Капака. Кроме того, они сажают на плодородных вулканических почвах кукурузу и овощи. А самые древние жители долины индейцы уру, жившие здесь еще девять тысяч лет назад, теперь вытеснены пришельцами с юга на острова Титикаки. Причем острова эти не простые, а... рукотворные. Уру сами строят их из тростника-тоторы, настилая все новые и новые слои по мере того, как нижние стебли тростника пропитываются водой и сгнивают. Точнее говоря, островки из тростника образуются в природе сами, когда отдельные стебли срастаются корневищами. Индейцам оставалось лишь использовать их в качестве основы для строительства, расширяя и укрепляя эти плавучие клумбы и периодически устраивая текущий ремонт. На таких островках располагаются целые селения, в которых живет практически весь этот удивительный озерный народ более тысячи человек.
  Тотора обеспечивает почти все потребности уру: из нее строят (вернее, плетут) хижины, на матах-циновках из тростника спят и сидят, из него же делают шляпы и сумки, занавески и игрушки. Только пища (а это в основном рыба), на первый взгляд, не имеет отношения к этому замечательному растению. Однако на деле и здесь не обошлось без тоторы, поскольку островитяне делают из снопов тростника даже лодки, на которых они ловят рыбу в озере.
  Утром в тихую погоду Титикака поражает увидевшего ее путешественника абсолютной неподвижностью своей поразительно голубой зеркальной поверхности, в которой удивительно четко отражаются небо и горы. Когда над стеной Кордильеры-Реаль начинает восходить солнце, озеро вдруг загорается ослепительным светом, делаясь зеленовато-фиолетовым, и начинает переливаться яркими светлыми полосами. Днем, когда светило стоит высоко в небе, берега Титикаки как бы раздвигаются вширь, освещенные солнечными лучами, и светло-серая поверхность озера особенно резко контрастирует с темными скалистыми склонами. А вечером огромный водоем, залитый пламенем заката, окрашивается в зловещие темно-багровые тона. И эта игра цветов и оттенков повторяется ежедневно, пока стоит безветрие. Однако стоит подуть свирепым ветрам с гор, как на озере разыгрываются настоящие бури, с грохотом обрушивающиеся на берега и опрокидывающие утлые рыбацкие лодки.
  Но путешественников и ученых привлекает сюда не только суровая красота пейзажей. С высокогорным озером связано немало таинственных и доселе нераскрытых загадок исторических, археологических, биологических и геологических. И если происхождение некоторых резных камней, явно доставленных издалека, за сотни километров, или необычных лодок, аналоги которых встречаются лишь на африканском озере Чад и в устье Тигра и Евфрата, когда-нибудь, возможно, сумеют объяснить археологи, то загадка возникновения самого озера Титикака, похоже, навсегда останется неразгаданной. Казалось бы, что может быть проще: созданная подземными силами тектоническая котловина в горах собрала воды горных рек, и образовалось озеро. Таких примеров немало на Земле так возникли Иссык-Куль и Байкал, Танганьика и Ньяса. Но как тогда объяснить присутствие, хоть и в небольшом количестве, морских солей в водах озера, причем в той же пропорции, что и в океане? Откуда взялись на береговых склонах морские террасы со следами прибоя и остатки морских организмов? Эти и еще многие факты наводят на мысль, что Титикака была когда-то морским заливом, а затем исполинские силы подняли ее почти на четыре километра. Однако современная наука не может объяснить, как это могло произойти.
  Над секретами загадочного озера бьются геологи и археологи, историки и этнографы, зоологи и ботаники. Но вопросов, возникающих при изучении Титикаки, пока больше, чем ответов. И долго еще будет волновать утешественников романтикой неразгаданных тайн и лаконичной красотой своих накрепко врезающихся в память пейзажей жемчужина Анд, священное озеро инков Титикака.



zzzz